Мы не можем друг друга обнять

Мы не можем друг друга обнять,
ведь понять мы не можем друг друга
и с именем кратким: «подруга»
я не стану тебя целовать.

Вот апрель подступает к вискам,
этот голос знакомый до боли:
нам поёт Мандельштам, Мандельштам,
всё в привычной, отлаженной роли.

И мы выйдем на Невский проспект.
Здесь он жил, но здесь не родился,
пред Россией поэтом явился,
как мы скажем: в серебряный век.

Но тебе и народу Отчизны
его звоны совсем не слышны,
он при жизни: обруган и изгнан;
после смерти: все так же в глуши

предстаёт не дивясь, не ругаясь,
он не нашего роста, мой друг,
я всегда утверждал, спотыкаясь:
Мандельштам есть спасательный круг

для страны: для села, для губерни.
Для всего, что есть человек.
И промолвлю тихо: поверь мне,
как ты веруешь в дождь, или снег.

22 марта 2016г.